argo_60

Category:

ТАШКЕНТ ИСТОРИЧЕСКИЙ И ОКОЛО ИСТОРИЧЕСКИЙ (март 2020)

Ташкент очень сильно пострадал во время землетрясения 26 апреля 1966 года. Удар силой 8 баллов обрушился на город в 5:23 утра. К счастью, человеческих жертв было немного (около 10 человек), т.к. эпицентр землетрясения находился прямо под центром города, и хотя он в основном состоял из глинобитных махаллей, рухнувших зданий было немного, т.к. город фактически «подпрыгнул на месте». В основном имели место трещины и небольшие обрушения, но жить в таких домах было уже невозможно. В результате, одномоментно жилья лишился каждый пятый житель полуторамиллионного города.

В память об этом страшном событии через 10 лет в центре Ташкента, на месте одного из разрушенных городских районов, появился памятник «Мужество»
В память об этом страшном событии через 10 лет в центре Ташкента, на месте одного из разрушенных городских районов, появился памятник «Мужество»

Город отстраивался всей страной практически заново. Поэтому исторических зданий в Ташкенте (Таш – камень, Кент – город) осталось немного, хотя сам город всего на пару-тройку столетий моложе Бухары и Самарканда.

Эти дома, например, подарила Ташкенту Москва. До сих пор площадь Амида Халимджана, вокруг которой они стоят, одно из самых красивых мест Ташкента. Особенно вечером
Эти дома, например, подарила Ташкенту Москва. До сих пор площадь Амида Халимджана, вокруг которой они стоят, одно из самых красивых мест Ташкента. Особенно вечером

Одно из самых старых зданий города – медресе Кукельдаш (1551-71 гг.). Кто такой «кукельдаш» мы с вами уже выясняли, когда столкнулись с одноименным медресе в Бухаре. И да, вы угадали, это медресе построено на средства этого же человека, Низама Кульбабы, везиря и «начальника службы охраны», т.е. самого доверенного человека узбекского хана Абдуллы II. 

Современный вид медресе, сильно пострадавшее от землетрясений и войн, приобрело после реконструкции середины прошлого века.

Медресе – одно из немногих действующих в Узбекистане. При этом под его стенами на фоне цветущих абрикосовых деревьев молодежь увлеченно играет в волейбол. Узбекистан – хоть и мусульманское, но светское государство…

Небольшие минареты Кукельдаша выгодно оттеняет (не смотря на незавершенность) высотное здание гостиницы «Чорсу», доминирующее над одноименной площадью. И снова вы не ошиблись, забор базара фактически примыкает к стенам медресе.

Ещё один «сосед» медресе – пятничная мечеть Ходжа Ахрар Вали (главная мечеть города)

Но это – чистый новодел 2003 года, хотя городская Пятничная мечеть стояла на этом самом месте ещё со времен арабского завоевания (IX век н.э.)

Но бОльшее впечатление лично на меня произвел ансамбль Хазрати Имам, посвященный одному из первых ташкентских имамов и состоящий из нескольких зданий разных эпох (к сожалению, солнце уже зашло а мой навык фотографирования ещё не настолько прокачан, так что прошу прощения за качество фото)

Кстати, именно здесь хранится тот самый единственный в мире уцелевший экземпляр первого письменного Корана Усмана, величайшей ценности мусульманского мира
Кстати, именно здесь хранится тот самый единственный в мире уцелевший экземпляр первого письменного Корана Усмана, величайшей ценности мусульманского мира

А от строящегося рядом грандиозного Центра исламской цивилизации просто захватывает дух!

Чтобы представить его истинный размер – посмотрите на мастеров, выкладывающих традиционной глазированной сине-голубой плиткой его парадный айван

Комплекс Хазрати Имам находится в глубине бывших махаллей, которые доживают в Ташкенте свои последние годы. Вот так, из глины и палок строили дома ещё сто лет назад. 

И ведь устояли, не смотря на все землетрясения! Таксист рассказал мне забавный анекдот про жителей глубинки, нанятых для сноса квартала подобных зданий и исчезнувших всей бригадой после первого же рабочего дня, не получив ни копейки денег! Расследование показало, что они просто нашли в развалинах… горшочек с золотом. Да, в таких домах жила не только беднота, глинобитный домик - традиционное жилище ташкентцев.

Строитель, командовавший расчисткой этой площадки под очередную высотку, с грустью мне рассказывал, что скоро от исторических ташкентских махаллей ничего не останется и придется по новой строить какую-нибудь «эко-деревню» на окраине города.

К сожалению, мало что осталось и от великолепных чинар, «тотемных» деревьев Ташкента, когда-то украшавших его центр.

Сегодня их массово заменяют молодыми южными соснами и магнолиями. Что получилось, можно увидеть на примере сквера Амира Темура.

Да, выглядит симпатично, Амир Темур не прячется за высокими деревьями, окружающие площадь здания хорошо видны… Но деревья все равно жалко…
Да, выглядит симпатично, Амир Темур не прячется за высокими деревьями, окружающие площадь здания хорошо видны… Но деревья все равно жалко…
А эти – когда ещё вырастут…
А эти – когда ещё вырастут…

Но не будем о грустном! Мы же, кажется, хотели посмотреть исторический Ташкент? Вот он, далеко от Амира Темура ходить не надо. Это русский Новый город, возведенный по правильному европейскому плану в конце XIX – начале XX века после завоевания Туркестана Империей на противоположном от древних махаллей Старого города берегу главного городского канала Анхор. 

Уже тогда русские имели вредную привычку строить в новых владениях школы, больницы, железные дороги и прочая, прочая… Вот, например, Главная ташкентская «пешеходка» - улица Сайлгох. Вход на неё образуют мужская и женская гимназии (1888 г.). Кстати и сам нынешний сквер Амира Темура тоже заложили при проклятом царизме, как Константиновский (1882 г.).

Одно из красивейших зданий города – дворец великого князя Николая Константиновича Романова (1891 г.) Внук Николая I, один из великих князей обширного дома Романовых прожил яркую жизнь, в которой была и академия Генерального штаба, оконченная с серебряной медалью (первый из Романовых получивший высшее образование), любовь к танцовщице-американке, и кража для неё драгоценностей из оклада родительской иконы, и война в Туркестане, едва не стоившая жизни, и объявление душевнобольным и высылка во все тот же Туркестан без права возвращения с лишением наследства и всех званий и наград. После нескольких лет осев в Ташкенте и взяв громкую фамилию Искандер, Николай Константинович успешно занялся предпринимательством, благотворительностью, потратил более миллиона (!) рублей собственных средств на проект орошения Голодной степи. Много сделал он и для самого города. Например, 300 тысяч рублей, присланные императором для строительства дворца, передал городу на строительство театра. В 1917 году с восторгом принял Февральскую революцию, позволившую ему вернуться в Петербург после 43 лет ссылки. Даже красный флаг над своим дворцом поднял! 

Сегодня это дом приемов МИД Узбекистана, поэтому внутрь попасть нельзя. А там должно быть много интересного!
Сегодня это дом приемов МИД Узбекистана, поэтому внутрь попасть нельзя. А там должно быть много интересного!

Но не только великие князья оказывались в Туркестане не по своей воле. И не только они строили после этого в городе прекрасные здания. В 1912 году поляки, оказавшиеся в Ташкенте, начали строить великолепный костел, посвященный Святому сердцу Иисусову. С началом Первой мировой к ним присоединились военнопленные-католики австрийской армии. Но достроить собор до революции так и не успели. Произошло это, как ни странно, в 1976 году, в самый расцвет брежнеского застоя. А католической общине Узбекистана собор окончательно был передан только в 2000 году. 

Ещё один великолепный ташкентский храм – православный кафедральный Успенский собор, оформленный в привычных узбекскому взгляду сине-голубых цветах. Ему повезло больше, чем костелу. Во-первых его успели таки достроить до революции, а во-вторых, закрытый советской властью в 1933 году, храм открылся для верующих уже в 1945.

Часть истории Ташкента – его каналы. Их в городе множество. Когда-то они были притоками главной реки долины Чирчик, самого полноводного притока знаменитой Сырдарьи. Сегодня каналы находятся в очень разном состоянии. 

Самый полноводный и хорошо оформленный – канал Бозсу и одно из его главных ответвлений – канал Анхор, проходящий по самому центру города. Красивее всего Бозсу выглядит в парке Памяти, центр которого – Ротонда и Музей в память жертв репрессий (ну куда ж без него). 

Оба здания, кстати, выглядят великолепно и очень украшают город

Ротонда – обязательное место для фотосессий молодоженов
Ротонда – обязательное место для фотосессий молодоженов
Сам музей выполнен в традиционном духе – с обязательными голубыми куполами…
Сам музей выполнен в традиционном духе – с обязательными голубыми куполами…
…и великолепными резными деревянными айванами, красивее которых я ещё не видел
…и великолепными резными деревянными айванами, красивее которых я ещё не видел

Неплохо, хотя и не так великолепно, выглядит Бозсу и парой километров ближе к центру – у мечети Минор, о которой мы обязательно поговорим, но в следующий раз… 

Где-то здесь же, очень незаметно, Бозсу делится на два канала, самый большой из которых под названием Анхор течет дальше в самый центр города, прямо к главному парку и площади города – Мустакиллик (Независимости). По дороге Анхор сначала превращается в бурную речку, 

…но потом слегка утихомиривается и мимо Мустакиллика течет уже солидно и неторопливо, чувствуя важность момента.

Не все каналы города, покрывающие его густой сетью, выглядят как Бозсу и Анхор. Кому-то из них повезло больше…

Вот например – Салар, местами выглядит ни чем не хуже Бозсу, хотя и значительно меньше его
Вот например – Салар, местами выглядит ни чем не хуже Бозсу, хотя и значительно меньше его

…кому-то меньше

А такое же ответвление Бозсу, как и Анхор – канал Калькауз выглядит откровенно диким и неухоженным, хотя тоже проходит недалеко от центра
А такое же ответвление Бозсу, как и Анхор – канал Калькауз выглядит откровенно диким и неухоженным, хотя тоже проходит недалеко от центра

Объединяет их одно – бурное течение и почему-то зеленый цвет воды. Прямо как в Мраморном море. Неужели они текут прямо оттуда? Что-то не верится, далековато всё-таки. А вы как думаете?

Кроме каналов, весь город покрывает целая сеть очень непривычных для нас небольших арыков, заменяющих «поребрик» у большинства улиц

Как я уже упоминал вначале, исторических зданий в Ташкенте сохранилось немного. В основном город выглядит, как вполне современный мегаполис. Но об этом предлагаю поговорить в следующий раз.

Начало рассказа о Ташкенте — «Ташкент — город хлебный»

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic